Американская угроза. Чем Россия ответит на рост добычи сланцевой нефти в США

0
530

Американская угроза. Чем Россия ответит на рост добычи сланцевой нефти в США

Санкции Запада закрыли российским компаниям доступ к технологиям и дешевым кредитам, и вместо ожидавшегося властями бурного развития этого сегмента нефтедобычи наблюдается лишь его вялый рост

Споры о том, преодолел ли нефтяной рынок кризис последних лет, наталкиваются на один убийственный аргумент — рост цен, которые, пробив $70 за баррель, к началу февраля закрепились на уровне чуть ниже. Это, конечно, не ностальгические $140 образца 2014 года, но тем не менее — «стакан наполовину полон».  

Генсек ОПЕК Мохаммед Баркиндо называет ребалансировку мирового рынка быстрой, а российский министр энергетики Александр Новак ожидает баланса спроса и предложения на рынке во второй половине следующего года. Международное энергетическое агентство (МЭА) прогнозирует рост в 2018 году мирового спроса на нефть, а пакт ОПЕК+ продолжает действовать, ограничивая производство сырья.

Кто же воспользуется этими достижениями? Подходящего кандидата сыскать недолго: стремительный рост добычи ресурсов сланцевой нефти в США уже скоро может подтолкнуть общий объем производства сырья в стране выше отметки 10 млн баррелей в сутки — уровня, о котором буквально десять лет назад мало кто мог мечтать. По прогнозу Управления энергетической информации (EIA), добыча нефти в США достигнет 11 млн баррелей в сутки к концу 2019 года, что позволит им конкурировать с крупнейшим производителем сырья в мире — Россией. 

Натуральный обмен. Зачем Россия импортирует нефть из Ирана

Энергетика на подъеме

Экономические и политические последствия роста нефтедобычи в США колоссальные: сокращение импорта нефти в страну на одну пятую за десять лет, создание новых рабочих мест, снижение розничных цен на бензин на внутреннем рынке на 37%… Президент страны Дональд Трамп пообещал обеспечить стране энергетическое доминирование.

Быстрыми темпами растет экспорт нефти из США в Азию, где американские поставщики уже теснят конкурентов: и ближневосточных производителей, и Россию.

Добытчики ресурсов сланцевой нефти уже доказали, что умеют приспосабливаться к текущей реальности. Из ценовой войны со странами ОПЕК+ они вышли победителями благодаря масштабному сокращению расходов и усовершенствованию технологии бурения.

Уровень текущих котировок мировых эталонов позволяет американским сланцевым производителям и выплачивать дивиденды, и инвестировать в расширение бурения.

Сланцевая революция изменила устоявшуюся иерархию в отрасли, превратив мелких игроков в миллиардеров. Если десять лет назад американские энергетические гиганты — Exxon Mobil и Chevron — искали зарубежные активы, то сегодня они возвращаются домой, скупая сланцевые компании и участки и увеличивая инвестиции в них. Так, в прошлом году Exxon сообщил о намерении заплатить до $6,6 млрд за участок на крупнейшем сланцевом месторождении Америки — Permian. Chevron в этом году планирует инвестировать $4,3 млрд в разработку сланцевых ресурсов.

Будущее российской нефтяной отрасли сейчас едва ли можно связать со сланцевым бумом. Санкции Запада закрыли компаниям доступ к технологиям и дешевым кредитам, и вместо ожидавшегося властями бурного развития этого сегмента нефтедобычи наблюдается лишь его вялый рост. 

Борьба технологий

Неумолимый конкурент. США хотят стать лидером по производству нефти

Российские компании не бросают сланцевую тему, но, по собственному признанию, рассматривают ее стратегически, в долгосрочной перспективе, с расчетом на налоговые льготы и успехи в разработке технологий. Рыночная конъюнктура, очевидно, меняется намного быстрее долгосрочных стратегий.  

Но и американская сланцевая инфраструктура долго жила в условиях отрицательной или околонулевой рентабельности — и вот сейчас, развив технологии, сполна пользуется ростом цен на нефтяном рынке и самоограничениями участников пакта ОПЕК+. Дорога ложка к обеду, но стоит ли завидовать, если обед уже съеден и близится время ужина? Нефть выше $70 — не отлитая в бронзе награда американскому сланцу, а лишь сегодняшний его успех. Уже сейчас многие аналитики говорят о риске снижения цен во втором полугодии 2018-го, особенно если выход стран ОПЕК+ из пакта будет не таким «плавным», как обсуждалось на последнем саммите.

Борьба технологий — не гонка за сланцем как таковым, а в конечном счете лишь обеспечение наилучшей рентабельности производства и поставок нефти, полученной любым способом. В эту задачу входит как собственно добыча, так и эффективная инфраструктура транспорта, рыночные стратегии — и проиграть или выиграть можно в каждой из этих областей.

Например, рост сланцевого экспорта из США повысил привлекательность американского эталона WTI для мировых трейдеров и экспортеров. С другой стороны, Россия в 2018 году переориентировала крупные потоки малосернистой нефти с запада на восток, чтобы закрепить свое первенство на рынке Китая, из-за этого качество основного российского экспортного сорта на Западе Urals резко упало, вызвав недовольство европейских переработчиков. 

Курс на Бостон. Зачем «Ямал-СПГ» поставляет газ в Америку