Газовые войны. В чем причины нового конфликта между Киевом и Москвой

0
417

Газовые войны. В чем причины нового конфликта между Киевом и Москвой

Нынешняя ситуация принципиально отличается от «газовых войн» 2006 и 2009 годов, но уровень неопределенности в газовой сфере между Украиной и Россией нарастает с приближением срока окончания контрактов на транспортировку топлива

Решение Стокгольмского арбитража по транзитному иску «Нафтогаза» к «Газпрому» вместо ожидавшейся точки в более чем двухлетнем противостоянии  поставило многоточие. Взаимоотношения между Украиной и Россией в газовой сфере, которые с начала года демонстрировали признаки потепления, оказались на грани развала после того, как 28 февраля «Нафтогаз» сообщил о позитивном для себя решении арбитража по транзитному иску.

Арбитры постановили, что «Нафтогаз» должен получить компенсацию в сумме $4,63 млрд за недопоставку «Газпромом» согласованных объемов газа для транзита. Речь идет о доплате за недопоставленный для транзита газ с 2009 по 2017 год включительно. Также арбитраж обязал «Газпром» прокачивать через Украину не менее 110 млрд кубометров газа ежегодно до 2019 года включительно. Учитывая решение по контракту о купле-продаже газа от 22 декабря, согласно которому «Нафтогаз» обязан погасить задолженность за поставленный в 2013-2014 годах в размере $2,019 млрд, «Нафтогаз» в итоге может претендовать на выплату в размере $2,56 млрд.

Как известно, решение по транзитному иску вызвало жесткую реакцию со стороны «Газпрома». Глава компании Алексей Миллер 2 марта заявил о начале процедуры немедленного расторжения двух действующих контрактов с «Нафтогазом».

Ответ Миллера: «Газпром» расторгает все контракты с «Нафтогазом Украины»

Основанием для готовящегося иска «Газпрома», вероятно, станет диспаритет при вынесении вердикта по иску и поставках газа в Украину и транзиту. Арбитраж при принятии решения по спору между «Нафтогазом» и «Газпромом» в декабре 2017 года по контракту о купле-продаже газа признал завышенным почти в 10 раз объем газа, который украинская компания должна была ежегодно оплачивать по принципу «бери или плати». Также арбитры определили, что вместо 52 млрд кубометров газа в год «Нафтогаз» обязан ежегодно закупать лишь 5 млрд, а с учетом возможного сокращения объема на 20% — 4 млрд кубометров.

Решением же от 28 февраля 2018 года арбитраж не снизил объемы газа для транзита и признал, что «Газпром» должен транзитировать через Украину 110 млрд кубометров газа ежегодно. При этом условие «транзитируй или плати» в контракте не зафиксировано, обязательства доплачивать за недопоставки обязательств не существует в отличие от жестко прописанных условий «бери или плати» в контракте на поставку.  

Таким образом, диспаритет между решениями по иску об условиях поставок российского газа в Украину и по транзиту очевиден. По имеющейся информации, арбитры объяснили отказ удовлетворить претензии «Газпрома» относительно невыбранных «Нафтогазом» объемов топлива «ухудшением состояния экономики Украины».

Даже если признать справедливость аргументации Киева, совершенно непонятно, почему арбитраж не обязал «Нафтогаз» оплатить поставку 5 млрд кубометров газа ежегодно в 2016-2017 годах, когда арбитражное разбирательство уже длилось.

К примеру, в 2016 году Украина импортировала 10,9 млрд кубометров газа, из которых на долю «Нафтогаза» пришлось 8,2 млрд, в 2017 году — 14,1 млрд кубометров, причем доля «Нафтогаза» выросла до 8,7 млрд. Даже если признать, что справедливой ценой данного газа являются котировки на немецком хабе NCG, то компенсация в адрес «Газпрома» должны была составить миллиарды долларов. При этом, как помним, «Газпром» обязали оплатить неосуществленный транзит за все 11 лет действия контракта.

Обсуждаемая аргументация, согласно которой «Газпром» поплатился за поставки газа в 2013 году подконтрольной бизнесмену Дмитрию Фирташу компании OstChem 12,9 млрд кубометров, выглядит неубедительно. Речь идет о единичной поставке, при этом «Нафтогаз» в 2013 году получил от «Газпрома» аналогичный объем — 12,9 млрд кубометров. Поставки в адрес иных субъектов после 2013 года не осуществлялись.

Как известно, в октябре 2012 года Арбитражный суд при Международной торговой палате в Париже признал правомерность снижения чешским филиалом концерна RWE Transgas обязательств по отбору газа на те объемы, которые «Газпром» продал на рынке Чехии напрямую. Данное решение можно рассматривать как схожее с решение Стокгольмского арбитража в части неудовлетворения претензий «Газпрома» в отношении невыбранных «Нафтогазом» объемов топлива. Обращает на себя внимание то, что в случае с Украиной «Газпром» не продавал газ напрямую внутренним потребителям. 

Стокгольмский синдром. Возможна ли новая газовая война с Украиной

Вероятно, именно на вышеуказанных противоречиях и будет базироваться мотивировочная часть новых исков «Газпрома» в отношении «Нафтогаза». 

Решение арбитража спровоцировало отказ «Газпрома» возобновить поставки газа в Украину с 1 марта согласно решению арбитража. По имеющейся информации переговоры между сторонами продвигались достаточно успешно, «Газпром» был готов вынести за скобки вопрос погашения «Нафтогазом» долга в размере $2 млрд до возобновления поставок в Украину. В результате «Нафтогаз» даже перечислил предоплату за поставку около 0,5 млрд кубометров газа в марте, однако в «Газпроме» отказали, сославшись на отсутствие дополнительного соглашения к контракту. Это стало болезненным ударом по репутации и позициям руководства украинской компании, поскольку на фоне холодов в стране сформировался дефицит газа в размере более 10% суточного потребления. Не помогли «Нафтогазу» и долгосрочные контракты по реверсу. Как признались впоследствии его руководители, цена европейского газа по этим контрактам в отдельные дни взлетала до $1000 за 1000 кубометров.

В отсутствие поставок с востока и дефицита на украинском рынке «Нафтогаз» был-таки вынужден закупить дорогой реверсный газ (в компании признали, что его средневзвешенная стоимость на 34% выше цены российского газа, и заявили о намерении потребовать от «Газпрома» компенсации; к примеру, биржевые котировки на хабе NCG на фоне холодов подскочили более чем вдвое — до $500 за 1000 кубометров). 

Перспективы подобных требований «Нафтогаза» неоднозначны по причине отсутствия документальных оснований по возобновлению поставок российского газа с марта 2018 года. Несмотря на переговоры, которые длились более месяца, «Нафтогаз» и «Газпром» так и не подписали дополнительного соглашения, которое бы определило квартальные, месячные и суточные объемы поставок газа, а также точки сдачи-приема на украино-российской границе. Отсутствие данного документа, к примеру, давало право «Газпрому» предложить «Нафтогазу» отобрать топливо на ГИС, расположенных на неподконтрольной Киеву части госграницы с Россией.

Ответ Киева

В ответ Украина в очередной раз обвинила «Газпром» в снижении давления на входе в собственную ГТС. МИД Украины направил ноту ЕС о применении механизма раннего предупреждения кризисных ситуаций в энергетике. Еврокомиссия отреагировала сдержанно, традиционно выразив согласие выступить посредником в разрешении конфликтной ситуации.

Вместе с тем согласно Техническому соглашению к транзитному контракту «Газпром» обязан поддерживать давление 60–65 атм на части основных транзитных газопроводов на входе в Украину зимой лишь в случает отбора «Нафтогазом» газа внутри страны.

Как известно, уже на протяжении более двух лет Украина не импортирует российский газ. Это является основной причиной того, что, несмотря на многочисленные обвинения Киева в адрес «Газпрома», мы не увидели ни одного обращения в судебные инстанции.

Решение «Газпрома» досрочно разорвать контракты с «Нафтогазом» в Киеве традиционно восприняли как объявление газовой войны. На теме «защиты интересов Украины» не пропиарился разве что ленивый. Даже президент Петр Порошенко на протяжении недели несколько раз обвинил «Газпром» в нежелании оплачивать компенсацию (при отсутствии подобных заявлений самого «Газпрома»), пообещал арестовать активы «Газпрома» за границей и даже спрогнозировал «разрушение России».

Торг уместен

Вместе с тем мало кто обратил внимание на то обстоятельство, что арбитраж отклонил многочисленные «рацпредложения» «Нафтогаза» по изменению действующих контрактов, а именно разрешить виртуальный реверс между Украиной и странами ЕС, установить новую (почти в три раза выше, на основании RAB-методологии) ставку транзита через Украину, определить цену газа по контракту как «стоимость российского газа на границе Германии минус транспортировка от украино-российской границы), ну и наконец, передачу транзитного контракта от «Нафтогаза» оператору ГТС — «Укртрансгазу». По сути, на сотнях страниц решения по искам арбитраж лишь ограничился трактовкой основных положений действующих контрактов.

Согласно достаточно расплывчатому сообщению на сайте «Нафтогаза» арбитраж признал преимущество национального законодательства Украины в регулировании условий газового транзита и внедрении реформы. Руководитель «Нафтогаза» Андрей Коболев даже анонсировал переговоры с «Газпромом» об изменении условий транзитного контракта «с учетом арбитражного решения и требований европейского и украинского законодательства», а коммерческий директор компании Юрий Витренко даже пообещал россиянам новый иск в случае отказа. Не исключено, что именно последнее обстоятельство стало последней каплей, которая определила жесткую реакцию «Газпрома».

«Газпром» же пока готов обсуждать с «Нафтогазом» разрыв действующих контрактов. Нынешняя ситуация принципиально отличается от «газовых войн» образца 2006 и 2009 годов тем, что контракты на поставку и транзит действуют и никто не заинтересован в срыве транспорта российского газа в ЕС через Украину. Однако уровень неопределенности в газовой сфере между Киевом и Москвой уже после срока их истечения в декабре 2019 года следует признать наивысшим за всю историю подобных взаимоотношений.

Неотложные меры: почему «Нафтогаз» закупил в Европе газ в четыре раза дороже российского