«Газпром» в тяжбе с «Нафтогазом» использовал неудачный опыт по ЮКОСу

0
293

Тогда аргументу российской стороны о том, что вердикт писало постороннее лицо, суд не внял

«Газпром» направил в апелляционный суд округа Свеа (Швеция) заявление об отмене решения Стокгольмского арбитража по «транзитному» спору с «Нафтогазом Украины». Основанием для отмены, по версии «Газпрома», выступает тот факт, что значительная часть решения «написана не арбитрами, а иным лицом». Компания ссылается при этом на «всемирно признанного эксперта-лингвиста». Оценить перспективы иска мы попросили экспертов.

«Газпром» в тяжбе с «Нафтогазом» использовал неудачный опыт по ЮКОСу

Заведующий кафедрой международного права юридического факультета МГУ Алексей Исполинов:

— Практически всегда за редким исключением роль национальных судов в таких вопросах ограничивается вопросами процедуры. Национальные суды рассматривают жалобы на решения международных арбитражей лишь на предмет серьезных процессуальных нарушений: неправильное формирование арбитража, подкуп, злоупотребления арбитров и тому подобное. Такие решения не могут обжаловать по существу: национальный суд не выносит новое решение. Он вправе лишь отменить вердикт либо отказаться отменять.

Напомню, что точно такой же аргумент мы использовали в ходе тяжбы с акционерами ЮКОСа: одним из доводов в пользу отмены решения было то, что оно написано секретарем суда. Который действительно получил за это серьезные деньги. Но тогда эта карта не сыграла.

Из досье «МК»: «В 2015 году РФ подала в гаагский суд заявление на отмену вердикта о присуждении акционерам ЮКОСа компенсации в 50 миллиардов долларов. Юристы российской стороны утверждали, что большую часть судебного решения — 71% — написал помощник арбитров, некий канадский юрист Мартин Валасек. Работа Валасека подтверждалась счетами на круглые суммы, которые он выставлял третейскому суду в Гааге. Аргументы российской стороны касательно подмены арбитров Валасеком суд отверг, посчитав, что предположения, представленные суду, недостаточны, чтобы оценить «степень вовлеченности» канадца в арбитражный процесс по ЮКОСу».

— Нельзя, конечно, исключать, что подобная тактика «выстрелит» на этот раз, но я далеко не уверен в этом, — продолжает Алексей Иполинов. — Дело в том, что роль помощников судей, секретариата сегодня очень велика. Возьмем, например, ВТО: третейская группа, рассматривающая споры между членами организации, всегда опирается на помощь секретариата. То же самое в ЕСПЧ: проекты решений готовят юристы, работающие в аппарате суда, после чего начинается процесс согласования. Но это ни в коей мере не ставит под вопрос правомерность таких вердиктов. Они всегда подписываются судьями.

Евгений Корчаго, член Совета по взаимодействию с институтами гражданского общества при председателе Совета Федерации:

— Попытка «Газпрома» найти основания для отмены решения, ссылаясь на вмешательство третьих лиц в процесс его принятия, вполне понятна. Процессуальные нарушения могут быть серьезным доводом в пользу пересмотра процесса.

Но заключение эксперта-лингвиста в данном случае выглядит не совсем относящимся к делу, так как, даже если в подготовке текста решения участвовали не только арбитры, но и другие лица, это еще не говорит о нарушении процессуальных норм.

Стоит также учитывать, что лингвистическая экспертиза решения суда, составленного не одним человеком, вызывает большие сомнения, учитывая объемы этого решения (Стокгольм взыскал с «Газпрома» в пользу Украины более $2,6 млрд). Поэтому, скорее всего, попытка «Газпрома» добиться отмены решения таким способом не принесет результатов.

Апелляционный суд округа Свеа может полностью отменить решение предыдущей инстанции и вынести новый вердикт, только если будет установлено, что решение суда было составлено не судьями, а, возможно, третьими, заинтересованными лицами. Однако заключение эксперта-лингвиста не является безусловным и стопроцентным доказательством наличия постороннего вмешательства в действия арбитров по составлению решения.

Читайте наши новости первыми — добавьте «МК» в любимые источники.