Киев отбирает деньги «Газпрома»: что грозит «Северному потоку-2»

0
306

По словам нашего эксперта, российский монополист не потеряет финансовой устойчивости даже в случае проигрыша в Стокгольмском арбитраже

Киев приступил к принудительному взысканию с «Газпрома» 2,6 млрд долларов, присужденных «Нафтогазу Украины» Стокгольмским арбитражем. Первыми ласточками процесса стали швейцарские приставы, которые явились в среду в штаб-квартиру компании Nord Stream 2 AG, расположенную в кантоне Цуг, и произвели опись имущества компании. Какие это будет иметь последствия для нашего газового монополиста? На этот и другие вопросы ответил директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин.

Киев отбирает деньги "Газпрома": что грозит "Северному потоку-2"

— Хотелось бы понять, во-первых, в какой мере возможный арест принадлежащего «Газпрому» пакета акций Nord Stream 2 AG отразится на реализации проекта второго «Северного потока»?

— На мой взгляд, это не может парализовать операционную деятельность компании. Арест акций означает лишь невозможность действий с самими акциями — их нельзя продать, заложить и так далее. Я не юрист, но, считаю, что вмешательство в операционную деятельность Nord Stream 2, арест каких-то его счетов, находится за пределами решения Стокгольмского арбитража. Так что это вряд ли возможно. Вердикт распространяется на ПАО «Газпром», а не на какие-то внучатые компании.

— Но что, если дело дойдет до взыскания? Что будет, если по результатам этой процедуры «Газпром» лишится своего пакета акций?

— Ну, Киеву же не нужны сами акции. Им нужны деньги. Что они с ними будут делать, с этими акциями? Ликвидировать компанию? Но это же бред! Нет, действия Украины направлены в первую очередь на то, чтобы мотивировать «Газпром» заплатить. Ровно такой посыл.

— Ну мотив блокировать сам проект, пожалуй, тоже исключать нельзя. Появление второго «Северного потока», мягко говоря, не в интересах Украины.

— Нужно учитывать, что «Газпром» в настоящее время пытается обжаловать решение Стокгольмского арбитража. История там не закончена. Поэтому пока окончательное решение не вынесено, правильная стратегия — тянуть время. Все равно все эти процессы не быстрые, в том числе и аресты. Это не вопрос одного дня. Но если предположить, что решение по обжалованию будет не в пользу «Газпрома», то вариантов особо нет. Придется платить, иначе возникнут большие сложности с другими проектами. Можно потерять более значительные суммы.

— А насколько серьезна сейчас для «Газпрома» эта сумма — 2,6 миллиарда долларов? Потеря ее будет сильным ударом по финансовому состоянию нашего газового монополиста?

— 2,6 миллиарда долларов — это около 160 миллиардов рублей. Для сравнения: «Газпром» отчитался, что по итогам первого квартала выручка составила 2 триллиона 100 миллиардов рублей. Его инвестпрограмма — около триллиона рублей. То есть выплатить указанную сумму вполне реально. Потеря ее, кончено, будет ощутима для прибыли, но то, что компания останется после этого финансового устойчивой, — очевидно.

— То есть болезненно, не смертельно?

— Ну да. Конечно, не хочется платить. И больше даже не потому, что это болезненно с точки зрения финансов, а, скорее, потому, что, как говорится, за державу обидно. Ведь сначала Стокгольмом было вынесено решение с одними доводами, потом эти доводы были перевернуты в другую сторону, и было вынесено решение в пользу «Нафтогаза». Потому что Украина, мол, бедная страна. Решение, мягко говоря, странное. В общем, дело тут не столько в деньгах, сколько в принципе.

Читайте наши новости первыми — добавьте «МК» в любимые источники.