Нарисованные цифры: как и зачем в России манипулируют статистикой

0
466

Нарисованные цифры: как и зачем в России манипулируют статистикой

Года полтора назад в правительственных кругах, вероятно, решили, что если выкинуть сырные продукты из перечня важнейших видов продукции, то исчезнет проблема пальмового масла, которое используется в их производстве. Но это не единственный случай вольного обращения со статистическими данными

Как только что отчитался Росстат, рост промышленного производства в январе 2018 года составил 2,9% по сравнению с соответствующим периодом 2017 года. После падения промышленности на 3,6% в ноябре и на 1,5% в декабре прошлого года такой результат представляется просто замечательным. Неудивительно, что министр промышленности и торговли Денис Мантуров, впечатленный, по-видимому, такими цифрами, заявил в интервью газете «Ведомости», что «краткосрочный негативный тренд, который мы наблюдали в конце 2017 года, переломлен».

Честно говоря, столь высокий результат промышленности в январе 2018 года выглядит несколько удивительным, потому что объективных предпосылок для него не было. Недаром ни один из прогнозов по январю не предусматривал, что промышленность так хорошо начнет 2018 год. Что ж, рост так рост. Тогда давайте посмотрим, как увеличился выпуск отдельных важнейших видов продукции.

Определить изменения в перечне важнейших видов продукции труда не составляет. Первое, что бросается в глаза, так это включение в перечень важнейших видов продукции «бумаги туалетной из бумажной массы, бумаги, целлюлозной ваты и целлюлозных волокон и полотна из целлюлозных волокон».

Знаете, сколько у нас было произведено рулонов туалетной бумаги в январе 2018 года? Их произвели 413 млн штук, то есть по три рулона на каждого жителя страны. Может, это и не очень много, но впечатляет динамика: туалетной бумаги было произведено на 26,3% (!) больше по сравнению с январем 2017 года.

И здесь возникают нехорошие подозрения: может, за счет изменения перечня важнейших видов продукции, которые входят в «корзину» товаров-представителей, по которым считаются индексы производства, Росстат пытается улучшить показатели?

Нет, никто не хочет сказать, что за счет новых быстрорастущих видов продукции только и был обеспечен рост промпроизводства в январе 2018 года. Вон, к примеру, автомобилей легковых было выпущено на 31,7% больше по сравнению с январем 2017 года, средств автотранспортных грузовых — на 18,3% больше и т. д. Однако вопрос по поводу обоснованности изменения перечня важнейших видов продукции остается.

Ну-ка, что там еще в январе 2018 года появилось новенького, кроме туалетной бумаги, по сравнению с декабрем 2017 года? О, появились: «напитки сокосодержащие фруктовые (или) овощные» (прирост на 25,6% в годовом выражении), «овощи (кроме картофеля) и грибы консервированные» (+35,7%), «котлы водогрейные» (+71,5%), «белье постельное» (+3,1%) и пр.

Кстати, возникает и такой вопрос: почему в декабре, когда все готовятся к Новому году, эти важные для новогоднего стола товары («напитки сокосодержащие» и «овощи консервированные») отсутствовали в перечне важнейших видов продукции, а в январе они «вдруг» появились там?

Одновременно интересно посмотреть и на то, какая продукция оказалась исключенной Росстатом из перечня важнейших ее видов в январе по сравнению с декабрем 2017 года. Здесь тоже есть на что обратить внимание: к примеру, выкинутыми оказались «вагоны пассажирские железнодорожные» (да они всю жизнь до января 2018 года были в этом перечне), «камеры холодильные сборные», «никель необработанный» и пр. Ну да, туалетная бумага важнее вагонов, без сомнения.

Перечень важнейших видов продукции, безусловно, теснейшим образом коррелирует с «корзиной» товаров-представителей, по которой, собственно говоря, и проводятся расчеты. И от того, какие виды продукции туда включаются, зависит точность расчета данных по динамике производства. 

Распродажа предприятий. Кто наживается на изъянах закона о банкротстве

Да об этом Росстат и сам пишет в своей Официальной статистической методологии исчисления индекса промышленного производства: «качество индексов производства зависит от выбора «корзины» товаров-представителей». Также чрезвычайно важно и то, что «для преемственности расчетов во времени в основу формирования перечня товаров-представителей положен принцип максимально возможного сохранения на длительный период постоянной (обязательной) «корзины» товаров».

Что же, принцип понятный и сам собой разумеющийся, если мы хотим получить корректные расчеты. Однако посмотрите, как, по сведениям Росстата, менялась в количественном выражении «корзина» товаров-представителей в последние годы: 2015 год — 1891 товар, 2016 год — 1343 товара, 2017 год — 1176 товаров. Это и есть «максимально возможное сохранение на длительный период постоянной (обязательной) «корзины» товаров»? Количественно «корзина» уменьшилась на 37,8% — интересное такое постоянство получается.

И какое может быть доверие к цифрам Росстата после этого? Доверия нет, а новые вопросы появляются. К примеру, есть такой вопрос: выдерживается ли Росстатом собственное требование, согласно которому для обеспечения репрезентативности индексов производства совокупная стоимость товаров, включенных в «корзину» по элементарному виду деятельности, должна составлять не менее 70% от объема производства в стоимостном выражении по данному виду экономической деятельности.

Помню, года полтора назад я обратил внимание на то, как Росстат легко так заменил товарную группу «сыры и продукты сырные» на просто «сыры». Было это на фоне естественного внимания общественности к вопросу о том, что высокий рост производства сырных продуктов (не сыров!), фиксируемый после введения российских антисанкций, обеспечивался мощнейшим импортом пальмового масла. По-видимому, в правительственных кругах решили, что если выкинем сырные продукты из перечня важнейших видов продукции, то проблема пальмового масла, которое используется именно в производстве таких продуктов, исчезнет. Так и сделали. Сделать-то сделали, но тем самым продемонстрировали, как можно, оказывается, обращаться со статинформацией.

Теперь вот новые вопросы появляются. Нет, не хочется верить, и пока будем гнать мысли о том, что Росстат начинает все больше грешить, не выполняя собственные же методические правила. Но не думать так становится все труднее. 

Новые монополии. Как технологические гиганты меняют мировую экономику