Повышение НДФЛ близко: россиянам предложат самим оплатить социальные обещания властей

0
69

Налоговая прогрессия как путь к регрессу

После президентских выборов, в преддверии формирования нового правительства, дискуссия о повышении подоходного налога стала набирать обороты. Пока чиновники обмолвились лишь о подготовке бюджетного маневра, который может включать повышение НДФЛ с 13 до 15%. В то же время в Госдуму вносится законопроект о перестройке налоговой системы с действующей плоской шкалы НДФЛ на прогрессивную, при которой чем больше у работника доход — тем больше отчисления государству. Пока все эти предложения носят характер «прощупывания почвы», но исключать того, что государство в случае появления новых бюджетных проблем готово резко запустить руку в карманы граждан, нельзя. «МК» решил покопаться в налоговых слухах и выяснить, что угрожает нашему кошельку в обозримом будущем.

Повышение НДФЛ близко: россиянам предложат самим оплатить социальные обещания властей

Через три дня после президентских выборов 21 марта премьер-министр Дмитрий Медведев провел совещание с кабмином. На нем обсуждался, в частности, налоговый вопрос. Глава правительства сказал, что сейчас, когда экономика развивается и ей предстоит решить большие задачи, налоговой системе нужна «определенная настройка». Источники тогда сообщили, что в правительстве рассматривается повышение ставки налога на доходы физических лиц (НДФЛ) до 15% с введением необлагаемого минимума. Эта информация взбудоражила общественность, разъяснения пришлось давать вице-премьеру Аркадию Дворковичу, который информацию не опроверг, а, напротив, сказал, что в этих дополнительных 2% нет ничего страшного. По его мнению, повышение НДФЛ до 15% не приведет к глобальному уходу от налогов, а дополнительные 2% налогов могли бы пойти на здравоохранение и финансирование «социалки». «Ставка НДФЛ в 13% — это не фетиш. Не думаю, что разница между 13 и 15% такова, что люди все побегут из страны», — высказался зампред правительства.

Идея повышения подоходного налога обсуждалась еще до президентских выборов, но, конечно, с большой сдержанностью и осторожностью — дабы не напугать электорат. А министр финансов Антон Силуанов и вовсе заявил, что его ведомство выступает против изменений НДФЛ, поскольку та форма подоходного налога, которая существует, — стабильна и эффективна, а лучшее — враг хорошего. «Я противник изменения ставки НДФЛ, хотя есть различные предложения, как ее поменять, например ввести прогрессию. Мне кажется, не надо трогать налог, который нормально работает и собирается. Население привыкло к нему, поэтому увеличение ставки или прогрессия приведет к стремлению обойти уплату. Плоская шкала 13% налога вполне конкурентоспособна», — считает глава Минфина.

Не доросли до прогресса

Другая идея изменения подоходного налогообложения, которая все чаще озвучивается, связана с отменой плоской школы налогов и введением прогрессивной. В Госдуму за последнее время поступало несколько законопроектов о прогрессивной шкале за авторством различных депутатов, главным образом из КПРФ и «Справедливой России». Иными словами, власти задумались над тем, как получить побольше с богатых, а россиян с маленьким доходом оставить с их копейками в покое.

Например, один законопроект подразумевал сохранение ставки в 13% для большинства россиян и введение налога в 18% для тех, кто зарабатывает более 24 млн рублей в год. Другая законодательная инициатива устанавливала нулевой налог для обладателей годового дохода до 180 тыс. рублей. Для тех, кто получает от 180 тысяч до 2,4 млн рублей, ставка была бы 13%. При доходе от 2,4 млн рублей до 100 миллионов налог должен был составить 288,6 тыс. рублей плюс 30%, а при доходе от 100 млн рублей налоговая забирала бы 29 млн 568,6 тыс. плюс 70%.

Вносился и законопроект, в котором речь шла о 13‑процентной ставке для россиян с доходом менее 400 тыс. рублей в месяц, а для людей с зарплатой от 400 тысяч до 1 млн рублей предлагалась ставка НДФЛ в 30%. Доходы более 1 миллиона предлагали обложить налогом в 50%. Таким образом, у такого «миллионера» после вычета налогов оставалось бы на руках 500 тыс. рублей — немногим больше «бедняка» из первой категории. Само собой, при такой схеме большинство укрывало бы свои доходы. Впрочем, этого абсурда не случится, по крайней мере пока: все эти законопроекты были отклонены.

Последний законопроект о налоговой прогрессии, внесенный в Госдуму и находящийся на рассмотрении, устанавливает пониженную ставку налога на доходы физлиц в размере 5% для зарплаты менее 100 тыс. рублей в год. Дальше схема прогрессии становится сложнее. При годовом доходе до 3 млн рублей ставка налога составит 5 тыс. рублей плюс 13% с суммы свыше 100 тысяч. С дохода больше 10 млн рублей придется платить 382 тыс. рублей плюс 18% с суммы свыше 3 млн, с дохода свыше 10 млн рублей налог составит 1,642 млн рублей плюс 25% с суммы выше 10 млн рублей. Авторы законопроекта уверяют, что действующая ставка НДФЛ в 13% сохранится в отношении большинства налогоплательщиков — 86%, а именно 58 млн человек. Между тем законодатели рассчитали, что такая схема принесет бюджету 1 трлн рублей ежегодно. Возможно, у этого законопроекта и есть будущее, во всяком случае, он был одобрен Комитетом по бюджету и налогам Госдумы.

Премьер-министр Дмитрий Медведев уже сообщил, что решение об изменении подоходного налога будет принимать новое правительство, которое президент назначит после своей инаугурации 7 мая. Между тем свое мнение по поводу введения прогрессии премьер высказал, выступая перед Госдумой. По его мнению, многие аргументы в пользу прогрессивной шкалы в России не работают. Опыт западных стран показывает, что прогрессивная шкала больше бьет по среднему классу, а не по богатым, указал Медведев, а кроме того, повышается административная нагрузка в виде необходимости подавать декларации, в итоге собираемость налогов снижается. «Часть налогов уйдет в «серую зону», — признал глава кабмина. — И еще надо оценить, каким будет объем ухода». При этом премьер не исключил возможности введения элементов прогрессивной шкалы, но они должны сопровождаться мерами поддержки необеспеченных граждан и быть хорошо просчитаны. По его словам, прогрессивная шкала возможна, но как минимум при наличии таких инструментов, как налоговые вычеты или необлагаемый минимум.

Новое, как известно, это хорошо забытое старое. Плоская шкала НДФЛ в рыночной России действует лишь с 2001 года, а до нее существовала как раз прогрессивная: минимальный налог составлял 12%, а максимальный — 30%. При таком раскладе бюджет сильно недобирал налогов: более-менее состоятельные граждане укрывали свои доходы, не желая делиться с государством, которому тогда не очень верили. В лихие 90‑е даже слоган такой применительно к налогам был популярен: «Платит только трус». Не случайно Дмитрий Медведев призвал учитывать опыт прошлого и вспомнить, какое количество «серых» схем порождала существовавшая прогрессия и как активно применялись зарплаты в конвертах работодателями. Введение фиксированной ставки в 13% в корне поменяло ситуацию: это был уровень, который россияне психологически восприняли как справедливый и стали платить.

Вообще же подоходный налог в России имеет богатую историю. Впервые сбор с доходов в государственную казну был введен в Российской империи в 1812 году и представлял собой налог на доходы помещиков от принадлежащего им недвижимого имущества. Его ставка была прогрессивной и варьировалась от 1% до 10% при наличии необлагаемого дохода до 500 рублей в год. Для понимания: на тот момент стоимость дома из двух комнат в Петербурге оценивалась для целей налогообложения в 250 рублей.

В период СССР ставка подоходного налога много раз менялась, и предпринимались даже идеологические попытки его полной отмены. В 1984 году произошло последнее налоговое изменение в советской России: тогда необлагаемый минимум был установлен в размере 70 рублей ежемесячного дохода, а сумма налога стала фиксированной: с доходов свыше 71 рубля взималось 25 копеек, свыше 101 рубля — 8,2 рубля. Этот уровень налога продержался до 1992 года, когда начались рыночные реформы и была введена прогрессивная шкала, система ставок в которой успела поменяться девять раз до 2000 года. Именно в тот год новый президент Владимир Путин подписал указ о введении плоской шкалы НДФЛ.

Равнение на Боливию или Канаду?

Эксперты, с которыми «МК» обсудил возможные варианты изменения подоходного налога в России, указали на то, что существующая плоская схема с 13% в настоящий момент для нашей страны оптимальна, исходя из уровня экономического развития. Плоская шкала применяется в развивающихся странах, она способствует высокой собираемости налогов, развитию деловой активности, росту предпринимательства и занятости, потому что дает прозрачность и ясность бизнесу и налогоплательщикам. Плоское налогообложение в отношении физлиц действует в Белоруссии, Казахстане, Киргизии — по 10%, Боливии — 13%, Чехии — 15%, Венгрии — 16%, Эстонии — 21%. Тут даже просматривается закономерность: чем выше в стране ВВП на душу населения, тем выше подоходный налог. В свою очередь, прогрессивная шкала применяется в самых богатых странах мира — США, Норвегии, Канаде, до уровня ВВП которых на душу населения России еще развиваться и развиваться.

Экс-министр экономики РФ Андрей Нечаев считает, что сейчас российская экономика находится далеко не в том состоянии, чтобы повышать налоговую нагрузку на граждан и бизнес. Тем более что честные работодатели из «белого» сектора отчисляют за работника не только НДФЛ, но и страховые, медицинские, пенсионные взносы — в итоге уходит почти 50%. По его мнению, еще большего фискального бремени при попытке поменять плоскую шкалу в 13% россияне не выдержат.

Инвестиционный аналитик Global FX Иван Карякин отметил, что еще недавно на тему изменения подоходного налога было наложено табу, а теперь власти как будто «прощупывают почву» общественного мнения. «Конечно, НДФЛ — наиболее чувствительная тема еще и потому, что этот налог остается в региональных бюджетах, многие из которых испытывают проблемы с финансированием социальных расходов и развития инфраструктуры, а некоторые регионы вообще давно живут в долг». С этой точки зрения наиболее эффективным окажется повышение ставки НДФЛ до 15%, считает эксперт. По мнению аналитика, правительству следует не просто поднять НДФЛ, а провести налоговый маневр — одновременно уменьшить нагрузку на заработную плату (то есть снизить обязательства по оплате взносов во внебюджетные фонды), что будет способствовать выводу ее из тени. «В противном случае все пойдет по замкнутому кругу: налоги будут тормозить развитие экономики, а коллапсирующая экономика будет приносить все меньше доходов в бюджет», — предупреждает эксперт.

Не перегнуть палку

Так или иначе предложения о повышении налогов с населения после выборов выглядят как нарушение обещаний стабильности налоговой системы, считает Марк Гойхман, ведущий аналитик ГК «ТелеТрейд». «Если власти пойдут по этому пути, то получается так, что задачи развития социальной сферы и все предвыборные обещания, по сути, будет предложено оплатить самому населению», — говорит аналитик. Он предполагает, что более вероятный вариант развития событий — это увеличение ставки НДФЛ до 15%, а не введение прогрессии. «Этот вариант более прост в администрировании и меньше бьет по квалифицированному труду», — считает эксперт. При этом он напоминает, что в экономической науке давно открыта кривая Лаффера, которая свидетельствует о том, что налоговые поступления увеличиваются при повышении ставки лишь до определенного предела. Если гнуть палку дальше, то от повышения тарифа поступления не вырастут, а снизятся, поскольку будут изобретаться новые способы уклонения, увода доходов в тень. Кроме того, повысив ставку, правительство рискует потерять доверие населения, которое ждет от государства увеличения реальных доходов населения как основного показателя уровня жизни, а не наоборот. «Но повышение налогов — прямой вычет из таких доходов, которые и без того снижались у нас четыре года подряд», — предупреждает эксперт.

На Международной конференции в ВШЭ Алексей Кудрин заявил, что, по данным опроса Центра стратегических разработок, около 50% россиян приветствуют повышение подоходного налога: они готовы отчислять со своих зарплат больше, чтобы на эти деньги государство позаботилось о бедных и улучшило социальную сферу. Вот только у респондентов не спросили, уверены ли они в том, что государство использует собранные деньги по назначению, а не потратит их на спасение бедствующих «под гнетом санкций» олигархов или вовсе потеряет в коррупционных схемах.