«Прямой эфир»: русская мать умоляет спасти ее сына из африканской тюрьмы

0
39

"Прямой эфир": русская мать умоляет спасти ее сына из африканской тюрьмы

Россиянин Дмитрий Косяков с 17 лет сидит в тюрьме на острове Занзибар. Сейчас ему 40. Пожизненное заключение он получил по обвинению в убийстве своего друга. Однако в деле много нестыковок. Мать Дмитрия Клавдия Яцуненко верит, что ее сын невиновен в произошедшем. Она пришла к Андрею Малахову в студию программы "Прямой эфир", чтобы рассказать эту трагическую историю и попросить помочь спасти Дмитрия из африканской тюрьмы.

В Занзибар семья приехала на заработки — отчиму Димы, который воспитывал мальчика со второго класса, предложили там хорошую работу. Там его устроили учиться в частную школу, которую он закончил с отличием. Дружил с детьми еще двух российских семей: братьями Сотниковыми — младшим Алексеем и старшим Сергеем, а также с Иваном Очировым.

В тот роковой день Дима и Иван поехали за Лешей. "Его не было дома, они вернулись, попили чайку, потом снова уехали", — рассказывает Клавдия Яцуненко. А чуть позже приехала полицейская машина, в которой вместе с полицейскими сидели Иван и Дима. Так родственники узнали, что Алексей был убит.

Мать убитого уверена, что в виновности ребят. По ее словам, за три года, что шло следствие, мать Димы ни разу не пришла к ней, чтобы поговорить.

"Я не была с ней знакома. Обстоятельства убийства знала тоже только с чужих слов, потому что не владела ни суахили, ни английским, и вообще ничего не понимала", — объясняет Яцуненко. С сыном во время следствия она виделась, но разговаривать им не разрешали, только передать еду.

Были ли у суда в Танзании доказательства виновности Дмитрия и Ивана? Почему дом после убийства был подожжен? Могло ли убийство Алексея быть ритуальным или местью за сделанной его матерью нелегальный аборт? И почему родители осужденных отказались от выдачи своих сыновей в Россию? Ответы в программе "Прямом эфире" на телеканале "Россия 1".