Пхенчхан-2018. Кто возьмет первое золото для России

0
376

Пхенчхан-2018. Кто возьмет первое золото для России
Евгения Тарасова и Владимир Морозов уже стали серебряными призерами Игр в командном турнире и рвутся к победе в соревнованиях пар

Ураган редактирует олимпийскую программу, а в фигурном катании разыгрывают первые личные награды – сюжеты дня в олимпийском сериале Forbes

На День святого Валентина у биатлонисток была запланирована индивидуальная гонка (самая длинная – 15 км), но ураганный ветер заставил организаторов перекраивать расписание — старт перенесли на завтра. Погода в Играх вообще пока не радует. В Пхенчхане уверенный минус, а в сочетании с резким, пронизывающим ветром мороз превращается в неприятность даже для привычных к холодам канадцев. Мерзнут спортсмены, мерзнут зрители, а организаторам из-за ветра приходится переносить тренировки и соревнования. Больше всех пока страдают горнолыжники: им погода позволила разыграть лишь один комплект наград.

Сегодня ураган разгулялся по олимпийскому парку Каннына, где расположены ледовые арены. Пока ветер разносил палатки, срывал рекламные банеры и опрокидывал временные ограждения, российские керлингистки проиграли свой первый матч, а в парном катании состоялась короткая программа. Многие участники выступили безошибочно, что редкость для такого волнительного старта, как Олимпиада. В тройке лидеров неожиданных героев нет. Первое место после короткой занимают китайцы Вэньцзинь Суй/Цун Хань, вторые — с мизерным отставанием в 0,71 балла — российский дуэт Евгения Тарасова/Владимир Морозов, третьи — Меган Дюамель/Эрик Редфорд из Канады (с разрывом почти в пять баллов). Произвольную программу пары покажут 15 февраля. Начало трансляции – в 4:30 утра по Москве. 

Как технологии двигают фигурное катание вперед?

Для зрителей фигурное катание — красивое зрелище. Кажется, исполнение прыжков и поддержек не составляет для фигуристов никакого труда. Но за всей этой легкостью стоят тяжелейшие перегрузки, как на тренировках, так и во время выступлений. Тренер Евгения Плющенко Алексей Мишин не для метафоры сравнивает нагрузки фигурного катания с космическими: «Фигурист, как и космонавт, преодолевает земное притяжение, парит над поверхностью льда. Перегрузки на льду практически такие же, как у космонавтов». Но если космос безграничен, то в фигурном катании, считают специалисты, спортсмены уже дошли до физического предела, преодолеть который невозможно или возможно, но очень опасно. «Уже на четверном прыжке при приземлении вес тела становится в семь раз больше. Фигуристы говорят, что при падении с такого прыжка ощущение, будто кишечник подлетает до горла», — рассказывает американский тренер Том Закрайсек.

Чтобы двигаться дальше, тренерам и спортсменам приходится обращаться к науке и технике. Так, профессор кинезиологии Университета Дэлавера Джэймс Ричардс утверждает, что для совершения прыжка в пять оборотов нужно увеличить время нахождения в воздухе на 0,1 секунды (с 0,65 до 0,75), но сделать это может только очень сильный и очень легкий спортсмен — этакий «человек-карандаш». И, конечно, не без помощи техники. Ричардс разработал программу, которая с помощью датчиков на теле записывает движения фигуристов и потом составляет их компьютерную модель, где можно рассмотреть до точности все элементы и узнать, как их улучшить.

Не отстают от Запада и наши специалисты. Алексей Мишин активно привлекает к тренировочному процессу инженера-изобретателя Виктора Шапиро, с которым они сотрудничают с 2002 года. Для диагностики элементов они используют гироскоп и акселерометр — приборы, применяемые в космосе и на подводных лодках: «Они показывают количество оборотов, высоту и длительность прыжка. То есть описывают полную двигательную активность и выдают в виде графиков. Получается своего рода кардиограмма прыжка». Помимо диагностики, Мишин и Шапиро стали новаторами в тренировочных тренажерах. Их ротатор (вращающийся механический диск с различными уровнями скорости и резкости) развивает вестибулярный аппарат и не раз помогал Евгению Плющенко вернуться в форму.  

Что должны уметь претенденты на олимпийское золото в парном катании?

На Олимпиаде в Пхенчхане в произвольной программе будет исполнено три элемента экстра-класса. Российская пара Евгения Тарасова/Владимир Морозов планирует выполнить подкрут (партнер в движении подбрасывает партнершу, а та в это время вращается вокруг своей оси) в четыре оборота. Это очень дорогой и требующий большой физической силы партнера элемент. Даже при не очень чистом исполнении (важно еще правильно поймать партнершу) пара получает порядка 9 баллов, а за идеальный тройной подкрут сложно набрать больше 8. «Для меня не имеет значения, какой подкрут делать — тройной или четверной. Вкладываю максимум сил. Ты выбрасываешь повыше и ждешь, когда девочка докрутится.  А она крутится на высоте три-четыре метра надо льдом. Волновались, осторожничали, а потом привыкли», — делится своими впечатлениями Владимир Морозов. Он всегда много времени уделяет физической подготовке. В школьном возрасте, чтобы развивать силу в ногах, на мальчика надевали собачий пояс со свинцовыми вставками в качестве утяжелителя – и он прыгал с ним на скакалке, приседал на одной ноге, качал пресс: «Это была жесть. Как же я ненавидел этот собачий ремень!»

Другой опасный и дорогой элемент — это четверной выброс (партнер бросает партнершу вверх вперед, а в полете она вращается). Из нынешних пар его делают только французы Ванесса Джеймс/Морган Сипре и опытные канадцы Меган Дюамель/Эрик Редфорд. Дюамэль уже 32 года, но она не боится выполнять такой травмоопасный элемент. Просто с возрастом она поняла, как правильно готовить тело к нагрузке и каждую тренировку начинает с двухчасовой разминки каждой мышцы. И это того стоит. Выброс четверной сальхов, который они выполняют, стоит 8.2 балла.

Базовая оценка тройных выбросов не выше 5,5 балла. Так технический комитет федерации фигурного катания поощряет усложнение программ: с Игр в Сочи стоимость четверного выброса увеличилась на 0,2 балла. На тренировках вторая пара из России Наталья Забияко/Александр Энберт пробовали делать выброс тройной аксель (самый сложный; аксель – единственный прыжок, который исполняется с движения вперед), но после жесткого падения Натальи, когда ее пришлось госпитализировать, решили сосредоточиться на проверенных элементах.

А канадская пара продолжает увеличивать техническую стоимость своей программы. И в Пхенчхане в прыжковой части они выполнят параллельный тройной лутц — тоже очень сложный прыжок. Отталкивание происходит с внешнего ребра опорного конька, что усложняет замах, так как у фигуристов в этот момент менее устойчивое положение.

Выполняя эти элементы, канадцы сложностью набирают себе очень высокую базовую оценку — больше 66,4 балла, у российской пары меньше – 62,8, у лидеров-китайцев – 63,3. Но Дюамель/Редфорд уже откатали на Олимпиаде три раза (две программы в командных соревнованиях и короткую в личных) и наверняка устали. И в этом тоже шанс для соперников. 

Красная машина: почему Россия должна выиграть Олимпиаду в хоккее