Серийные банкроты. Почему кредиторы не видят своих денег

0
369

Серийные банкроты. Почему кредиторы не видят своих денег

Предприниматели заранее структурируют бизнес, чтобы кредиторы ничего не получили

В конце 2017 года произошел очередной скачок числа проблемных компаний на рынке — согласно исследованиям ЦМАКП, по итогам последнего квартала 2017 года число банкротств в экономике выросло на 3% относительно предыдущего квартала и на 13,2% – относительно аналогичного периода 2016 года. По итогам ноября-декабря уровень банкротств почти на 5% превысил пиковое значение марта 2015 года, а количество банкротств в декабре 2017 года достигло максимального значения октября 2009 года. 

Эффективность банкротств для кредиторов традиционно находится на низком уровне — процент погашения требований кредиторов минимален, менее 5%. Обычно 2/3 кредиторов не получают ничего. В Европе удовлетворяется около 50% требований кредиторов.

Обман кредиторов в России это практически национальный вид спорта — чаще всего активов у банкротов нет, либо они неликвидны или полностью выведены. Можно вспомнить яркий пример конкурсного управляющего Александра Николаюка. Он от безысходности пытался привлечь внимание к проблеме банкротства и спасти муниципальное предприятие «Управляющая компания» (Хакасия) тем, что купил сто лотерейных билетов. Он посчитал, что это единственный шанс для кредиторов, перед этим Николаюк многократно и безуспешно пытался продать дебиторскую задолженность и неликвидные активы, чтобы возместить задолженность — 70 млн рублей.

Этот экстравагантный пример типичен – вход в банкротство без имущества или с конкурсной массой до 1 млн рублей составляет 3/4 случаев. Уголовная ответственность в России за преднамеренное банкротство — редкость, «банкротные» статьи уголовного кодекса применяются крайне редко: наказание за неправомерные действия при банкротстве (ст.195) — 1-2 приговора в год, преднамеренное банкротство (ст. 196) — 10-15 приговоров в год, а за фиктивное банкротство (ст. 197) последний приговор был в 2010 году.

Федеральная налоговая служба полагает, что судебная практика и законодательство смещены в сторону интересов недобросовестного должника, и утверждает, что большинство кредиторов не получает удовлетворения своих требований, поскольку вывод активов осуществляется задолго до дела о банкротстве. Появление проблемы связано не только с поздним началом банкротных процедур, но и с экономическими проблемами и малоэффективной схемой реализации имущества. Восстановление или оздоровление бизнеса за счет банкротства практически не происходит, такие примеры единичны.

Причина указанных проблем и в низкой добросовестности собственников бизнеса — они намеренно структурируют бизнес так, чтобы кредиторам ничего не доставалось. В основном собственники предприятий-банкротов используют вывод активов (денежных средств и имущества) как способ «спасения» бизнеса. Недобросовестные предприниматели используют цепочки сделок по обмену активов с фирмами однодневками, создают фиктивную задолженность, активы переводят в офшор или паевые фонды, выводят собственность через исполнительное производство. Типичный пример: перед банкротством руководство фирмы заключает сделку по продаже принадлежавшего ей здания по цене в четверть своей реальной стоимости.

Схемы часто осуществляются в сговоре с «независимым» оценщиком, и организаторы схем прикрываются такими фиктивными оценками. Выводятся не только активы, но и деньги, для этого предприниматели придумали множество механизмов – фиктивные ссуды, залоги и вексельные операции.

Кредиторы виноваты отчасти сами – передав должнику значительные денежные средства или активы, они не считают нужным организовать процесс мониторинга финансового состояния должника. Кредиторы (особенно, из госсектора) полностью полагаются на закон, честность и порядочность контрагента. Но закон не совершенен, должники не всегда добропорядочны. Постоянный мониторинг кредитором финансового состояния должника позволил бы избежать огромного числа проблем и повысил бы процент взыскания в целом. Однако в России такой культуры пока нет.

К сожалению, безнаказанность позволяет собственникам компаний и банков проводить серийные банкротства. Провернув безнаказанно несколько финансовых схем, они начинают искренне верить в свою неуязвимость для статей арбитражного и уголовного кодекса. Но несмотря на негативный тренд последнего времени, законодательство о банкротстве за последние годы меняется, что должно упростить жизнь кредиторов. Потому, что до этого законодательство было настроено скорее на техническое исполнение процедуры банкротства, а не на возврат денежных средств.

Законодатель спешно латает и другие дыры в законодательстве, которые призваны защитить интересы кредиторов должника — расширены права конкурсных кредиторов в части определения порядка реализации имущества должника, увеличены сроки для обращения с заявлением о привлечении контролирующих лиц к субсидиарной ответственности.

Субсидиарная ответственность контролирующих должника лиц может стать основным инструментом в борьбе с недобросовестными предпринимателями. С помощью этого инструмента можно раскрыть вывод активов, привлечь ответственных лиц. Схемы по выводу хорошо выглядят только на бумаге, как правило, большинство сделок может развернуть арбитражный управляющий (закон подразумевает возможность оспорить сделки владельцев до банкротства).

Несмотря на печальную для кредиторов статистику, кредиторы вместе с управляющим не должны стесняться привлекать правоохранительные органы: заводить уголовные дела о мошенничестве, злостном уклонении от погашения кредиторской задолженности. Эта мера остудит энтузиазм должника или замедлит его действия. Нередко в результате следственных мероприятий выявляются новые обстоятельства дела и доказательства, которые потом можно будет использовать при оспаривании сделок.