Время шельфа. Мексика и Бразилия пустили иностранцев в нефтяную отрасль

0
154

Время шельфа. Мексика и Бразилия пустили иностранцев в нефтяную отрасль

Восстановление цен на нефть до $60 за баррель может в 2018 году вывести на первый план сегмент добычи нефти на шельфе. Хотя еще недавно считалось, что высокие затраты и техническая сложность добычи на больших глубинах делают шельф неконкурентоспособным по сравнению со сланцевой добычей

31 января 2018 года Мексика провела крупнейший в истории страны аукцион, на котором были разыграны права на разработку нефтеносных участков в Мексиканском заливе. Под морским дном на площади 70 844 кв. км находится около 4 млрд баррелей нефти. 

На рынке нефти в условиях кризиса произошла трансформация отрасли, и это, пожалуй, один из самых интересных примеров победы принципов свободного рынка. Благодаря чему это стало возможным?

Падение цен на нефть окончательно убедило власти Мексики и Бразилии в бесперспективности стратегии взращивания государственных нефтяных чемпионов. Нефтяные монополии двух стран Pemex и Petrobras, обладая правами на самые перспективные участки мирового шельфа за пределами Персидского залива, аккумулировали долги на сумму более $100 млрд каждая и оказались неспособны реализовать масштабные инвестиционные программы. Бразилия первоначально была готова впускать иностранные компании только в качестве миноритарных партнеров Petrobras, но затем снизила минимальную долю владения своей монополии в проекте до 30% и наконец полностью отменила ее.

Собственная добыча мексиканской монополии Pemex сократилась за последние пять лет более чем на 30%, с 2,9 млн до 1,99 млн баррелей в день.

Без дополнительных доходов Pemex скоро не сможет обслуживать свой долг и платить налоги. Это вынудило правительство Мексики отменить в 2016 году монополию на добычу нефти, действовавшую более 80 лет, и позвать в страну иностранных производителей.

Начиная с 2016 года Мексика и Бразилия провели уже несколько аукционов по продаже прав на участки шельфа. Первые были не очень успешными.

Восстановление цен на нефть и облегчение лицензионных условий разогрели интерес со стороны крупнейших нефтяных гигантов. В октябре 2017 года консорциум, в который вошли ExxonMobil, Shell, Total, BP, Statoil и еще ряд компаний, заплатил правительству Бразилии первоначальный взнос в размере $1,8 млрд. А более $100 млрд страна получит в виде роялти за период действия соглашения.

Еще одним фактором в пользу добычи на шельфе стало резкое падение стоимости услуг занимающихся бурением нефтесервисных компаний.

Когда в начале 2000-х власти Бразилии решили отдать гигантские запасы нефти под морским дном госкомпании, Petrobras начала тотальную скупку имеющихся мощностей по бурению на шельфе. В 2013 году законтрактовала 81 буровую платформу, став крупнейшим заказчиком в мире. Это привело к дефициту, росту стоимости услуг и крайне неэффективному расходованию средств. Когда у бразильского монополиста кончились деньги, многие контракты были разорваны, десятки дорогостоящих платформ оказались без работы. Ставки аренды снизились в разы в условиях жесткой конкуренции.

Например, в октябре 2017 года лидер отрасли американская компания Transocean при продлении контракта на работу одного из лучших судов для глубоководного бурения Deepwater Invictus снизила стоимость фрахта с $592 000 до $145 000 в день (предыдущий контракт был заключен в 2014 году). Цены на оборудование, логистику, инженерные услуги подешевели на 30–50%. По оценкам Transocean, точка безубыточности для крупных проектов на шельфе сместилась с $91 за баррель в 2014 году всего до $46 сейчас.

Шельфовые проекты уже окупаемы с запасом, а стоимость бурения и всех работ по первоначальному обустройству инфраструктуры остается минимальной. Особенность глубоководных проектов в том, что они требуют значительных расходов на старте, а после ввода месторождения в эксплуатацию позволяют длительное время вести нефтедобычу с минимальными операционными издержками.

В 2018 году потребители нефти в развитых странах окажутся в выигрышном положении благодаря подготовке к работе новых проектов на шельфе. При этом дополнительные баррели поставят на рынок западные мейджоры, а не монополии, подчиняющиеся правительствам стран с не самым предсказуемым режимом. Для транснациональных нефтяных корпораций диапазон цен $50–60 за баррель также максимально комфортный.

Отрасль offshore drillers, представленная в основном частными американскими и европейскими компаниями, пережила многолетний инвестиционный голод практически без какой-либо господдержки, крупнейшие компании в отрасли Transocean и Ensco провели поглощения более слабых конкурентов и сохраняют запас прочности, позволяющий нормально работать в  условиях столь низких тарифов.

Если вспомнить Россию, то сложная геополитическая обстановка оставляет немного возможностей российским нефтяникам поучаствовать в интересных зарубежных шельфовых проектах и привлечь нефтесервисные компании к работе на российском шельфе с минимальными издержками. Интерес к шельфовым проектам в Латинской Америке проявил лишь «Лукойл», купивший права на один из участков мексиканского шельфа в июне 2017 года.

В ближайшие годы расклад сил в мировой нефтяной отрасли, скорее всего, не изменится. Дополнительные баррели с шельфа пойдут на удовлетворение постоянно растущего спроса на нефть. Но в случае нового глобального кризиса конкуренция между производителями может оказаться еще более острой, чем в 2015–2016 годах. Инвесторам нужно быть к этому готовыми.

Танцы маленьких лебедей. Сколько будет стоить нефть в 2018 году